Исследователь Исследователь

Исследователь
  
новости  |  о проекте  |  карта сайта  |  форум  |  подписка на новости
Разделы сайта

Другие материалы
ПРАКТИКА
Версия для печати

Школа деревни Труфаново и ее связь с традицией сельских школ в России.


Автор: Сушко Анна
Научный руководитель: Смирных Марина Владимировна

Введение.

Этим летом я участвовала в фольклорно-этнографической экспедиции, работавшей в деревне Труфаново Архангельской области Кенозерского района. Деревня расположена на берегу Лекшмозера. Она делится на три части: Кукли, Серёдка и Новосёлы. Наш лагерь был в части с названием Кукли. Последний дом в этой части сразу привлек наше внимание. Он стоял немного в отдалении и вообще отличался от остальных домов в деревне. Он был заметно больше и вокруг дома, на участке не было привычных огородов. Вокруг дома был большой сад. Мы узнали, что в этом доме когда-тобыла школа.

Хозяйка этого дома — Зоя Николаевна Новожилова — родилась в семье Нины Павловны и Николая Петровича Макаровых в г. Северодвин ске. С детства конец весны, лето и начало осени Зоя Николаевна проводит в Труфанове. Благодаря этому она не потеряла связь с деревенским укладом жизни. Она прекрасно знает историю и традиции Труфанова. Зоя Николаевна много рассказывала про последнего учителя Труфановской начальной школы Михаила Петровича Березина, невесткой которого она была. Тема сельской школы и учительства возникла в нашей полевой работе впервые, и Зоя Николаевна стала по ней основной информанткой. Она рассказала нам, что в десяти из 14 жилых домов деревни живут ученики Березина, и мы устроили «вечеруху», на которой они вспоминали годы учебы в Труфановской начальной школе.

Обдумывая тему нашей работы, мы решили проследить традиции сельской школы в российской педагогике, традиции существования российской сельской школы. История российской педагогики связана с именами таких выдающихся людей как Рачинский, Толстой, Сухомлинский. Обращение к классикам, знакомство с их педагогическими идеями и практикой является, на наш взгляд, восхождением к истокам отечественной педагогики в целом и к истокам Труфановской начальной школы в том числе.

Таким образом, цель работы заключается в том, чтобы изучить историю и уклад жизни в Труфановской школе и проследить ее связь с традициями сельских школ в России.

Мы поставили перед собой ряд задач:

  1. Обработать эмпирический материал;
  2. Провести ретроспективный анализ литературы по истории педагогики в России;
  3. Провести сравнительный анализ сельских школ по выделенным критериям.

Для сравнения мы выделили несколько критериев:

  1. Мировоззренческая позиция учителя и идейная основа школы;
  2. Организация процесса обучения и воспитания;
  3. Значение школы для дальнейшей жизни учеников.

Сравнительный анализ.

В основе Яснополянской школы Льва Николаевича Толстого стояли идеи просвещения и гуманизма, идеи Руссо. Толстой пытался дать окружавшим его невежественным людям «досочку спасения», дать основу для того, чтобы в будущем они смогли прожить более интересную и богатую жизнь.

В основе Татевской школы Рачинского была в первую очередь христианская идеология. Рачинский говорил о сельской школе: «Религиозный характер всегда присущ русской сельской школе, ибо постоянно вносился в нее самими учениками. Наша бедная сельская школа, при всей своей жалкой заброшенности, обладает одним неоценимым сокровищем: она школа христианская, христианская потому, что учащиеся в ней ищут Христа… Из дома они выносят и вносят в школу „духовную жажду“, интерес к вопросам духа…» Рачинскому были близки и идеи славянофилов. Одно время Рачинский был близок с обществом славянофилов. Сближение это было облегчено тем, что А. С. Хомяков с особой любовью принял в свой круг племянника Евгения Баратынского (мать Рачинского — сестра поэта).

В основе Павлышевской школы Сухомлинского стояла беззаветная любовь к детям. Он любил детей, как лучшее проявление человечества и стремился в своей школе помочь детям. Помочь возвыситься и наполнится духовно. Несомненно, на взгляды Сухомлинского большое влияние оказали труды таких выдающихся мыслителей и педагогов, как И. Г. Песталоцци, А. Дистервег, Л. Н. Толстой, К. Д.? Ушинский. В своей школе Сухомлинский стремился воспитать истинного человека. Для этого он культивиро вал в своих воспитанниках способность к сочувствию. Это у него от Достоевского. В письме дочери Сухомлинский писал: «…Я все время думаю, как пробудить в сознании учеников гражданские мысли: что такое истинный человек? что такое честь, совесть, достоинство? что обо мне думают люди? для чего я живу на свете? Изучение произведений Достоевского важно не столько для того, чтобы ученики могли бойко рассказывать содержание изученного, сколько именно для того, чтобы в их сознании возникали подобные вопросы. Без этого нет самовоспитания, а значит немыслимо и гражданское воспитание…» Было в школе и религиозное начало. Василий Александрович считал себя атеистом, но, тем не менее, в школе присутствовало что-тохристианское. Та самая любовь к детям, о которой во всех своих трудах пишет Сухомлинский. Это вечная красота и бессмертие человека. Мы умираем, а память о нас живет, потому что живет любовь.

Можно сказать, что идеологической основой Труфановской начальной школы была коммунистическая идеология. И это не зависело от Михаила Петровича Березина или любого другого педагога. Когда в СССР было введено всеобщее образование, то у всех деревенских школ была именно такая база, но в Труфановской школе наряду с общим нравствен ным началом присутствовало и что-тосвое, что-тоособенное. Михаил Петрович внес в школу много того, что было близко ему. Он искренне верил в коммунистическую идею, но одновременно с тем в его доме сочетались иконы и портреты Ленина, они и сейчас стоят рядом. Это можно считать подтверждением того, что Березин являлся носителем как традиционной деревенской культуры (основанной на христианстве), так и новой городской. Эту городскую идеологию он принес в деревню, в школу и на ней воспитал своих учеников.

В Яснополянской школе преподавалось 12? предметов: чтение механическое и постепенное, писание, каллиграфия, грамматика, священная история, русская история, рисование, черчение, пение, математика, беседы из естественных наук, закон Божий. Дети приходили в школу к 8-9 ч., в 2 ч. был обед, на который они расходились по домам, и затем в 3-4 ч. снова шли в школу к началу послеобеденных занятий, которые продолжались до 8, реже до 9 часов вечера. Домашних заданий не задавалось. Всего уроков бывало 5—6. Большинство уроков проходило в форме диалогов с учителем. Последними уроками обычно бывали пение, беседы, физические эксперименты, писание сочинений, постепенное чтение. Вообще с чтением у детей были проблемы. Читать вслух на уроках было затруднительно, так как мало кто из детей мог хорошо читать. И если вслух начинал читать какой-нибудь ученик, и делал это плохо, то другим это не нравилось. Толстой выработал ряд приемов для обучения детей чтению:

  1. Чтение с учителем;
  2. Чтение для процесса чтения;
  3. Чтение с заучиванием наизусть;
  4. Чтение сообща;
  5. Чтение с пониманием читанного.

Пятый способ — это чтение постепенное, его цель — значение литературного языка.

В зависимости от возраста, подготовленности и способностей ученики делились на три группы. Помимо самого Толстого в Яснополянской школе были и другие учителя, и все они, как и Лев Николаевич, стремились реализовать идеи свободы и человечности в учительской практике. От учителей требовалось постоянное нравственное и интеллектуальное напряжение, умение в каждый момент учитывать состояние и способнос ти своих воспитанников. Требовалось то, что называется педагогическим творчеством.

Взгляды Толстого на воспитание состояли в следующем:

  1. Воспитание детей включает в себя воспитание самого себя;
  2. Лучше, когда дети знают слабые стороны своих воспитателей, чем когда они чувствуют, что у воспитателей существует скрытая от них жизнь. То есть правда есть первое, главное условие действительности духовного воспитания;
  3. Единственный критерий педагогики есть свобода, единственный метод есть опыт.

В своей Яснополянской школе Толстой пытался воплотить в жизнь эти принципы. Для него важным было то, как дети чувствуют себя в школе. С радостью ли они ходят на занятия. Вследствие этого у Толстого возникли проблемы с тем, как наказывать детей. Одним из способов наказания было то, что на спину провинившемуся ученику вешалась табличка с надписью («вор», «лжец» и т. п.). Но на некоторых детей это оказывало подавляющее впечатление и вместо того, чтобы исправится и больше не совершать подобные проделки, дети обижались, становились замкнутыми, переставали доверять учителю и нередко после этого совершали еще более тяжелые проступки. Так один мальчик, который ходил с табличкой «лжец», через некоторое время украл у учителя из кошелька немного денег. Толстой считал, что, наказывая детей, он иногда совершал ошибки и потому считал наказание очень сложным элементом воспитания.

Как в истинно христианской школе в Татевской школе было много предметов тесно связанных с церковью. Дети читали Евангелие и Псалтирь. Рачинский считал, что классное изучение Закона Божия должно оживляться участием школьников в Богослужении. В связи с этим много внимания в школе уделялось изучению церковно-славянского языка и церковного пения. Большое значение Рачинский придает церковному пению древнего стиля: «Тому, кто окунулся в этот мир строгого величия, глубокого озарения всех движений человеческого духа, тому доступны все выси музыкального искусства, тому понятны и Бах, и Палестрини, и самые светлые вдохновения Моцарта, и самые мистические дерзновения Бетховена и Глинки…». Таким образом, школа Рачинского — прежде всего школа нравственного воспитания и духовной культуры. Вот как Рачинский формулирует основную задачу народной педагогики: «Задача школы типа 60-хгодов: сделать из ребенка „человека“ ? абсолютно непонятна родителям наших школьных ребят, они основательно полагают, что дитя сделается „человеком“, и не видавши азбуки? стремление же школы сделать из детей добрых христиан, это всякому понятно и всякому любезно». Образовательный объем четырехлетней начальной школы Рачинский ограничивал русской грамматикой и арифметикой чисел.

Татевская школа имела при себе общежитие, в котором жили около тридцати мальчиков. Сам Рачинский жил в школьном здании, там у него была небольшая спальня и кабинет, открытый для всех обитателей школы, и все ученики составляли около Рачинского тесную семью, с которой он делил все мелочи повседневной жизни.

Воспитание в Татевской школе было действительно семейным. Ученики много общались между собой, ходили в походы. Подробно Рачинский описывает школьный поход в Нилову пустынь. Он с большой любовью пишет о своих учениках, как о своих детях. Во время этого похода дети ежедневно совершали службы в деревенских церквушках и много молились.

Сухомлинский считал, что учение — это не механическая передача знаний от учителя к ученику, а, прежде всего, человеческие отношения. В своей школе он старался зажечь искру интереса в каждом ученике. Сухомлинский говорил: «Во всех предметах надо дать ребенку подумать: ученик должен добиваться результата своими собственными усилиями». Очень важным элементом образования Сухомлинский считал чтение. Причем чтение не должно было ограничиваться школьной программой. «В своей практической работе всегда имею в виду две программы обучения: первая — это обязательный для заучивания и сохранения в памяти материал, вторая — внеклассное чтение, также другие источники информации».

Сухомлинский считал, что детей вообще не надо наказывать, просто их надо воспитывать так, чтобы им всегда было интересно в школе и не возникало желания халтурить. В каждом ребенке надо зажечь искру интереса и тогда не потребуется наказывать. Про оценки Сухомлинский говорил, что оценка — это не наказание, а поощрение, похвала. Вообще, конечной целью образования Сухомлинский считал воспитать высоконравственного человека. Нравственность, по его мнению, — системообразующий фактор воспитания. К этой высшей ступени самовоспита ния Сухомлинский предполагал дойти в несколько этапов. Первый этап — это трудовое воспитание. Через труд человек приходит к прекрасному, а затем через красивое к человеческому.

В Труфаново во время учебы дети проводили в школе весь день, с утра до вечера. Михаил Петрович в обучении делал упор на три элемента учебы: чтение, письмо и запоминание. Письму он уделял много внимания. Вот что говорила нам Нина Павловна Макарова: «Раньше-тодома не учили, как сейчас. Палочки выводили, потом крючочки. До первого года все еще писать не умели. Выводить разные буковки учил. Терпенье надо … большое». Очень много значения он придавал почерку. По рукам бил, но зато идеальный почерк был у его учеников. До сих пор все его ученики, а это большая часть людей в деревне, пишут красивым почерком.

А еще учили наизусть стихи. Был Букварь, и была книжка «Новая деревня», по которой и учили стихи. Многие из стихов — про войну, про Ленина или про Сталина. Вот некоторые из стихов, которые учили дети в Труфановской начальной школе.

Климу Ворошилову письмо я написал,
Товарищ Ворошилов народный комиссар.
В Красную Армию в нынешний год,
В Красную Армию брат мой идет.
Слышал я, фашисты задумали войну,
Хотят они разграбить советскую страну.
Еще одно стихотворение — про любовь к Родной природе:
Плакала Саша, как лес вырубали,
Ей и теперь его жалко до слез
Сколько тут было кудрявых берез…
Там и до старой нахмуренной ели
Красные грозди калины блестели,
Там поднимался дубок молодой,
Птицы кричали в вершине лесной…

Стихотворение про Ленина и партию:

Ты думаешь нам для парада
Звездочки дали носить?
Нет, для того, чтоб мы умными стали,
Чтобы везде добивались побед,
Чтобы партия наша сказала:
«Ленинским внукам — привет!»

А вот отрывок из стихотворения про старичка-разведчика и врага-фашиста:

Но армия всем нам родная
И Родина всем дорога
И каждый из нас опознает
Фашистскую хитрость врага.

Фашисты — шпионы, убийцы,
Вы в мыслях таите одно,
Вам лишь бы до нашей советской границы
Добраться, покуда темно.
Добраться, убить часового, который стоит на посту,
Подслушать секретное слово, подсыпать отраву скоту.
Но армия всем нам родная
И Родина всем дорога…

Контрольным сроком сдачи стихов были праздники. Тогда урок затягивался на 1,5—2 часа, пока все не расскажут. В этом Михаил Петрович был строг.

Березин был строг и требователен, но при этом он всегда старался сделать так, чтобы детям было хорошо в школе. Он всегда следил за тем, чтобы дети не слишком уставали, и если видел, что им нужен отдых, то делал большие (до часа) перемены, но зато и уроки у Михаила Петровича были длинные: пока не решишь?? не уйдешь. С наказанием Березин обходился просто: он ставил в угол за печку. Если наказывал двух человек, то с двух сторон печки. Бывшие ученики Михаила Петровича вспоминают, что были случаи, когда по углам стояли четыре, а то и пять человек. Но особенно строг он был со своими детьми. У Березина было четверо детей, и все они в разное время учились у него. Своих он бил линейкой по голове, ругал гораздо больше чем чужих.

Оценки Березин ставил строго. Очень часто вместо оценок он писал: хорошо, умерено, отлично, плохо, очень плохо, грязно, небрежно. Получить пять у Михаила Петровича было хоть и трудно, но возможно.

Последний критерий сравнения, выделенный нами, — это роль школы в дальнейшей жизни учеников.

Многие выпускники Яснополянской школы смогли выбраться в город, многие стали заниматься наукой и достигли в жизни очень многого благодаря образованию, которое они получили в школе Толстого. Несомненно, важную роль играло не только образование, но и личность самого Льва Николаевича, чье имя сопутствовало их всю жизнь. И важно не только то, что благодаря Толстому для этих людей открылась возможность сделать блестящую карьеру, главное, что, встретив на своем жизненном пути такую выдающуюся личность, они смогли вырваться из деревенской глуши в совершенно иной мир, полный творческих изысканий и гораздо более интересный.

Ученики Рачинского уже в школьные годы регулярно принимали участие в богослужениях. Они становились высоконравственными, глубоко верующими и творческими людьми.

Сухомлинский пытался привить детям хорошие трудовые и профессиональные навыки. По его мнению, элементарная подготовка к труду должна быть сформирована к 11 годам, тогда к 16—17 годам школьник станет способен работать так же, как и взрослый. Действительно, уже с десятилетнего возраста ученики Павлышевской школы зарабатывали столько, что их денег хватало на учебники и учебные пособия. Ребята 12—14 лет зарабатывали сумму, достаточную для приобретения одежды и обуви на зимний период, ребята же 15—17 лет — на одежду и обувь на весь год. Труд подростков в Павлышеве рассматривался как совершенно взрослое и ответственное дело. Таким образом, школа давала детям основы для дальнейшей самостоятельной жизни, и дети были способны уехать из родительского дома и начать активную жизнь в городе.

Когда ученики Труфановской начальной школы переходили в Лекшмозерскую среднюю школу, они становились там лучшими учениками. В дальнейшем многим из них удалось получить высшее образование и успешно устроить свою карьеру в городе. Все они с восхищением вспоминают своего первого учителя и глубоко благодарны ему за то, что он для них сделал.

Образование складывается из обучения и воспитания. Сейчас во многих школах дается только обучение, а воспитание целиком ложится на плечи родителей. В Труфаново начальная школа решала обе эти задачи. Там закладывались основы образования, давалось воспитание, в котором благодаря тесному соприкосновению мира школы и семьи, входили и основы общения и жизни в деревне, происходила ? социализация.

Выводы:

Березин преподавал в советское время. Мы не знаем, знаком ли он был с концепциями Толстого и Рачинского, которые практиковали в досоветское время, знаком ли он был с идеями своего современника Сухомлинского. Анализируя систему образования и воспитания в Труфановс кой школе, мы пришли к выводу о том, что Березин либо знал о практике и идеях своих предшественников, либо самостоятельно пришел к такой же концепции.

В образовании перед Березиным стояли те же задачи, что и перед его предшественниками. Способы решения этих проблем были у него свои, но весьма походили на программы Толстого, Рачинского, Сухомлинского (чтение, почерк, общение с учителем). Воспитание в Труфановской школе было построено совсем не так, как в Яснополянской, Павлышевской и Татевской школах. Березину приходилось решать те же проблемы (наказание, например), но его подход к ним был гораздо проще. Какие-тоспособы воспитания Березин брал от своих предшественников (семейная обстановка, ненормированные перемены и уроки).

Из трудов Толстого, Рачинского и Сухомлинского мы знаем, каких людей они хотели воспитывать в своих школах:

Толстой — творческую личность;
Рачинский — «истинного», гармоничного и верующего человека;
Сухомлинский — трудоспособного и профессионального человека.

Мы не знаем, каким хотел видеть выпускника своей школы Березин, но мы видели, что получилось. Бывшие ученики Березина сочетают в себе и трудовые навыки, и творческие способности, и нравственность — все качества, которые были важны для Толстова, для Рачинского и для Сухомлинского. Из этого мы можем сделать вывод, что Березин, воспитывая своих учеников, во многом опирался на опыт своих предшественников, что ему не чужды были идеи гуманной педагогики.

на первую страницу | наверх

© 2002-2011 Разработка сервера: Межвузовский "Физтех-центр". Администратор сайта : admin@researcher.ru
При создании сервера использованы АРП-технологии.

Arp.site