Исследователь Исследователь

Исследователь
  
новости  |  о проекте  |  карта сайта  |  форум  |  подписка на новости
Разделы сайта

Другие материалы
ПРАКТИКА
Версия для печати

Проблема адекватного перевода поэзии абсурда на примере Л.Кэррола


Автор: Акинина Юлия
Научный руководитель: Штейн А.В.

Вступление

Перевод. Когда мы говорим о переводе литературного, а особенно – поэтического текста, то сталкиваемся с проблемой адекватности перевода оригиналу: насколько полно перевод передает смысл, красоту, поэтические особенности, подтекст оригинала? Это во многом зависит от того, какую задачу ставил перед собой переводчик, насколько глубоко он сам понимает произведение, которое переводит. Проблема адекватности перевода многократно усложняется. когда речь идет о столь сложном и неоднозначном явлении. как поэзия абсурда. Этой теме и посвящена наша работа.

Цель: выявление методов адекватного перевода поэзии абсурда.

Методы: анализ литературы, сравнительный анализ нескольких переводов поэзии абсурда.

Задачи:

  1. определение адекватности перевода
  2. рассмотрение явления поэзии абсурда
  3. сравнение переводов стихотворения из «Алисы в стране чудес» Л.Кэрролла
  4. вывод о наиболее подходящем для перевода поэзии абсурда методе перевода

Об адекватном переводе

Что такое адекватный перевод? Чтобы ответить на этот вопрос, нужно сначала понять, что же включает в себя собственно художественное стихотворение. Как и любой другой текст, оно состоит из «означающего» и «означаемого», проще говоря, из формы и содержания.

Стихотворная форма предполагает наличие ритма, в подавляющем большинстве случаев – системы рифмовки, а иногда и звукописи. Совокупность этих факторов придает стихотворению некую художественную красоту и эстетическую ценность.

Стиль , в котором написано стихотворение, играет одну из важнейших ролей в художественном произведении. Он, а также совокупность тропов создают необходимое настроение. Оно также может выражаться через интонации автора, обозначаемые в тексте пунктуацией (по этой причине мы можем отнести их к форме стихотворения).

Содержание же художественного произведения не ограничивается текстом. Не менее важную роль играет и то,чего автор не говорит напрямую: подтекст, скрытый смысл. Это и есть то, что в действительности хотел рассказать автор читателю.

Подтекст как таковой существует благодаря неоднозначности знака (слова, словосочетания, ситуации и т.д.) и вариативности его толкования. Значительную роль, например, играют синонимия и омонимия знака и их сочетания (см. прил. 1).

Но зачастую невозможно правильно понять подтекста, не изучив тщательно контекст – ту ситуацию (от какого-либо случая в жизни автора и до его общего культурного уровня и жизненного опыта в целом), благодаря которому знак приобретает дополнительное значение. Самый элементарный пример – имена и топонимы в произведении. В большинстве случаев использование автором того или иного названия отнюдь не случайно, и для понимания произведения на более глубоком смысловом уровне требуется по крайней мере комментарий.

Например, стихотворение Мандельштама:

Пусти меня, отдай меня, Воронеж, -
Уронишь ты меня иль проворонишь,
Ты выронишь меня или вернешь -
Воронеж - блажь, Воронеж - ворон, нож!

Не зная, какие отношения у Мандельштама с Воронежем, нельзя понять смысл этого стихотворения.

Таким образом, содержание состоит из контекста, текста и подтекста.

Всю эту общую структуру художественного стихотворения можно было бы выразить в следующей схеме:

Комбинируя все эти факторы, автор, невольно или намеренно, создает определенное настроение и вызывает у читателя различные чувства. Поэтому адекватный перевод стихотворения – перевод не каждой смысловой единицы по отдельности, а его значения в целом, сохраняющий оригинальную красоту оригинала и тот эффект, которого хотел достичь автор.

О методах перевода

Ни один перевод никогда не передаст всей полноты оригинала. Поэтому существуют различные школы и методы перевода, которые рассматривают стихотворение с разных сторон и сосредотачиваются на разных его аспектах. Некоторые переводчики делают акцент на форме и жертвуют при этом стилем, тропами и т.п. для сохранения ритма, рифмы и количества строк в стихотворении. Другие стремятся как можно ближе передать содержание, теряя при этом всю художественную ценность стихотворения. Можно стилизовать перевод под различные эпохи развития литературы или под ее различные направления. Есть также и метод функционального перевода, когда те чувства и ассоциации, которые должен был вызвать оригинал, передаются с помощью поиска функциональных эквивалентов языка перевода. Таким образом, можно выделить несколько основных направлений перевода художественного стихотворения:

  1. буквальный (подстрочник, в некоторой степени подогнанный под стихотворную форму)
  2. стилизованный (при приблизительном сохранении внешнего смысла, намеренно изменяется стиль перевода)
  3. художественный (цель перевода -- сохранение красоты и образности оригинала)
  4. формалистический (строгое следование ритмике, системе рифмовки и строфике оригинала)
  5. функциональный (поиск культурных и языковых эквивалентов и аналогов)

Наша задача – выяснить, какой же из этих методов наиболее подходящий для перевода английской поэзии абсурда на русский язык.

О поэзии абсурда

Поэзия абсурда принципиально отличается от других направлений художественной литературы тем, что в самом ее тексте отсутствует формальная, привычная человеку причинно-следственная логика. Ее также нет в связи между текстом и подтекстом. И тем не менее, именно в поэзии абсурда они связанны наиболее тесно. Благодаря ассоциативным цепям, берущим свое начало в тексте стихотворения, читатель понимает подтекст (в некоторых случаях – через контекст):

За счет контраста между означающим и означаемым в поэзии абсурда создается неожиданный комический эффект: язык изложения оказывается абсолютно неадекватным ситуации, которую он описывает.  Ярким примером такого контраста являются лимерики Лира. Вот некоторые из них:

There was an Old Lady of Certsey,
Who made a remarkable curtsey;
She twirled round and round
Till she sank underground,
Which distressed all the people of Certsey.

There was an old man with a nose,
Who said: “If you choose to suppose
That my nose is too long,
You are certainly wrong!”
That remarkable man with a nose.

Здесь абсолютно нормальным и непринужденным английским языком описана совершенно абсурдная ситуация, что и придает комизм этим лимерикам.

Таких примеров можно привести множество, но наша задача состоит в том, чтобы найти приемы наиболее адекватного перевода поэзии абсурда, для чего мы рассмотрим одно и то же стихотворение из «Алисы в стране чудес» Л.Кэрролла в разных переводах.

Сравнение нескольких переводов стиха « I passed by his garden » из «Алисы в стране чудес» Кэрролла.

Оригинал:

I passed by his garden, and marked, with one eye,
How the Owl and the Panther were sharing a pie:
The Panther took pie-crust, and gravy, and meat,
While the Owl had the dish as its share of the treat.

When the pie was all finished, the Owl, as a boon,
Was kindly permitted to pocket the spoon:
While the Panther received knife and fork with a growl,
And concluded the banquet –

Стоит сделать несколько замечаний по поводу оригинала:

  1. Стихотворение имеет четкую синтаксическую структуру: здесь 2 четверостишия — 2 предложения, каждая первая строчка четверостишия оканчивается запятой, вторая—двоеточием, третья – снова запятой. На конце четвертой строки первого четверостишия стоит точка, следовательно, логическое завершение неоконченной последней строки стихотворения – утвердительное предложение.
  2. Это утвердительное предложение должно само додумываться читателями. Для этого все рифмы стихотворения – парные и точные, так что последняя по идее не должна оставлять никаких сомнений у читателей (growl-(Owl)).
  3. Стилистическая особенность этого стихотворения, прочитанного Алисой, в том, что оно рассказывает совершенно нелепую историю совершенно взрослым языком. Такой прием несоответствия распространен в поэзии абсурда для достижения комического эффекта.
  4. Словесная перекличка sharing-share дополняет языковую шутку «делили пирог – блюдо – часть(доля) пирога».

Чтобы сравнивать несколько переводов одного произведения, нужно для начала выявить критерии для их сравнения. В данном случае такими критериями будут являться те или иные функциональные изменения в переводе, касающиеся как формы, так и содержания стихотворения (или их отсутствие):

  1. Изменения имен собственных (какие, зачем)
  2. Изменения сюжета (какие, зачем)
  3. Изменения стиля (какие, зачем)
  4. Изменения интонаций автора (какие, зачем)
  5. Сохранение языковых шуток
  6. Изменения формы (системы рифмовки, кол-ва строк и т.п.)
  7. Вывод об особенностях перевода

Здесь приведено сравнение следующих переводов: Щербакова, Набокова, Нестеренко, Орловской( при переводе остального, прозаического текста «Алисы» Демуровой), Старилова и Заходера.

Удобнее было бы объединить эти критерии в таблицу, а ниже привести комментарии.

 

Щербаков

Набоков

Нестеренко

Орловская

Старилов

Заходер

Изменения имен

---

---

---

+

---

+

Изменения сюжета

---

---

---

---

+

+

Изменения стиля

+

---

±

+

+

---

Изменения интонаций автора

+

---

---

±

+

+

Языковые шутки

+

---

±

±

---

±

Изменение формы

---

+

---

---

+

+

Табл.1

Перевод Щербакова:

Сад его зарос бурьяном: как он пышен и высок!
Там Сова с Пантерой делят запеканочки кусок.

И начиночка и корочка пойдут Пантере в пасть,
А Сова берет все блюдо -- все, заметьте, а не часть.

В память об удачном деле друг-Сова награждена,
Друг-Сова награждена, ложка ей присуждена.

Вилку-нож берет Пантера, мигом пир кончает свой
И, подумав, заедает запеканочку…

Стиль претерпел значительные изменения. Большое кол-во уменьшительно-ласкательных форм (где в оригинале нет ни намека на них, насколько это возможно в английском языке), обращения к читателю и такие формы, как «вилка-нож» и «Друг-Сова» делают стихотворение больше похожим на частушку.

Если в оригинале стихотворение – последовательное повествование без без каких-либо акцентах на деталях, то в переводе Щербакова есть такие выдуманные для рифмы и ритма фразы, как «Как он пышен и высок» и акцент «заметьте».

Возможно, этот акцент помогает автору выделить языковую шутку, связанную со словом «блюдо» ( блюдом можно назвать как посуду, так и все угощение в целом). Последняя строка оборванна, как и в оригинале.

В общем, перевод можно считать адекватный, хотя он многое теряет из-за изменений стиля: манера повествования, в которой изложена история, производит совершенно другое впечатление и вызывает совсем другие ассоциации.

Перевод Набокова:

«Я видел,-- сказал он, --как, выбрав лужок,
Сова и пантера делили пирог:
Пантера за тесто, рыча, принялась,
Сове же на долю тарелка пришлась.
Окончился пир – и сове, так и быть,
Позволили ложку в карман положить.
Пантере же дали и вилку, и нож.
Она зарычала и съела --- кого ж?»

Изменений имен собственных нет. Однако в набоковском переводе сова и пантера перестают быть именами собственными, таким образом стихотворение теряет часть своей комичности и смысла.

Единственный перевод, в котором есть перегласовка «sharing»-«share»: здесь «делили пирог»-«на долю тарелка пришлась». Но это и единственный перевод (кроме Заходеровского), в котором не сохранена незаконченность последней строчки. Дописывая ее сам, переводчик упускает тот эффект, на который рассчитывал автор.

Четкая система рифмовки передана, но она уже не несет той функции, что в оригинале.

Перевод удачен в плане сохранения стиля, и это компенсирует завершенность последней строчки.

Перевод Нестеренко:

Я в саду его видел, даю вам зарок,
Как Сова и Пантера делили пирог:
Мигом съела Пантера пирог со стола,
А Сове только блюдце пустое дала.
И в придачу была еще  ложка одна,
Как великая милость, Сове отдана;
А Пантере нож с вилкой достались сперва,
Ну а после уже, на закуску --…

В стиле перевода есть изменения по сравнению с оригиналом: такие слова, как «мигом», «в придачу», «сперва» придают стихотворению немного сказочную окраску, отчего теряется эффект несоответствия.

Из языковых шуток не сохранена перегласовка «sharing»-«share».

Перевод Орловской:

Шел я садом однажды и вдруг увидал,
Как делили коврижку Сова и Шакал.
И коврижку Шакал проглотил целиком,
А Сове только блюдечко дал с ободком.
А потом предложил ей: «Закончим дележ –
Ты возьми себе ложку, я – вилку и нож.»
И наевшись, улегся Шакал на траву,
Но сперва на десерт проглотил он…

Здесь вместо Пантеры выступает Шакал, но это не принципиально.

Переводчице не удалось сохранить тот «взрослый» стиль повествования оригинала, отчего потерялся эффект несоответствия.

Интонации автора изменены незначительно: если в оригинале повествование ведется непринужденным тоном, то в переводе «вдруг» создает эффект неожиданности.

Неполная последняя строчка остается, но перегласовки «sharing»-«share» нет.

Перевод Старилова:

Я шла через садочек
И заметила одним глазочком,
Как Сова и Пантера делили пирожочек.
И на этом закончился балет.

Видимо, переводчик хотел передать волнение Алисы с помощью неуверенной, несвязной и нелогичной речи. Это четверостишие – абсурд, только в гораздо более примитивной форме, чем у Кэрролла. Возможно, это стихотворение и вписывается в контекст остального перевода. Но, в сущности, это четверостишие нельзя назвать переводом. Оно предельно далеко от оригинала, не передает ни смысла, ни эффекта, который хотел произвести автор. Перевод Старилова – яркий пример того, как переводчик берет оригинал как начальную точку отсчета для собственного творчества.

Перевод Заходера:

Математик и Козлик
Делили пирог.
Козлик скромно сказал:
--Раздели его вдоль!
--Тривиально!— сказал Математик.—
 Позволь,
Я уж лучше его разделю поперек!—
Первым он ухватил
Первый кус пирога.
Но не плачьте,
Был тут же наказан порок:
«Пи» досталось ему
(А какой в этом прок?!)
А козленку…
Козленку достались
Рога!

Перевод Заходера – яркий пример функционального перевода. Он воспроизвел эффект комичности с помощью аналогов, воспринимаемых на русском языке. Сова (в английском языке, вероятно, ассоциирующаяся с чем-то несообразительным и заторможенным) заменена Козленком, а хитрая и двуличная Пантера – Математиком. Контраст заумной речи второго и нелепости происходящего, который сумел воссоздать Заходер, адекватно передает сам принцип поэзии абсурда.

Заключение

Как видно, Б.Заходер воспользовался методом функционального перевода и таким образом передал и контраст формы и содержания, и подтекст стихотворения. Это дает нам возможность предположить, что метод функционального перевода наиболее адекватен для перевода поэзии абсурда. Как видно, функциональный перевод может очень далеко отойти от буквального перевода оригинала. Из этого мы можем сделать следующий вывод: наиболее адекватным методом перевода поэзии абсурда является поиск языковых эквивалентов и контекстуальных аналогов при одновременном соблюдении контраста формы и содержания для наиболее точной передачи подтекста (функциональный перевод), что может привести к большому внешнему различию перевода и оригинала.

Библиография:

  1. L.Carrol. Alice in Wonderland&Through the looking glass. М., 2003
  2. Л.Кэрролл. Приключения Алисы в Стране чудес. Перевод Щербакова. М.,1977
  3. Л.Кэрролл. Аня в стране чудес. Перевод В.Набокова. М.,1991
  4. Мир бессмыслиц: Лимерики:старые и новые
  5. К.Чуковский. Высокое искусство. М.,2001
  6. Поэтика перевода. М.,1988
  7. В.Агеев. Семиотика. М.,2002
  8. М.Л.Гаспаров.О русской поэзии. Анализы. Интерпретации. Характеристики. - М., 2001. - С. 361-372

Приложение 1. О синонимии и омонимии знака.

Знак (S)– материальный объект, которому при определенных условиях соответствует некое «значение», могущее быть чем угодно.*

Денотат (D)– совокупность обозначаемых знаком объектов.

Концепт (C)– это, с одной стороны, информация, которую несет знак, а с другой – сумма знаний об обозначаемом этим знаком объекте.

Омонимия – совпадение знаков, обозначающих различные сущности.

Омонимия

Синонимия – два различных знака соотнесены с одним и тем же денотатом

Синонимия

*все определения и схемы на данной страницы взяты из [7], стр.50-53.

Методы перевода. Эксперименты.

Go North, South, East, and West, Young Man (Идите на Север, на Юг, на Запад и на Восток, молодой человек)

Drake is going west, lads
So Tom is going East
But tiny Fred
Just lies in bed,
The lazy little beast.

1. Подстрочник:

Дрейк идет на запад, парни,
Поэтому Том идет на восток.
Но маленький Фрэд
Просто валяется в постели,
Ленивое маленькое существо.

2. Буквалистский перевод:

Дрейк идет на запад, парни,
Том шагает идет на Восток.
А крошка Пит
Все время спит,
Ленивый дурачок.

3. Стилизованный перевод (вольный перевод в греческом стиле).

Дрейк избирает ту сторону нашего сущего мира,
Где с колесницей своею скрывается Гелиос светлый --
Стопы свои он навеки на западный путь направляет;
Том же, проведав об этом разумнейшем Дрейка решеньи,
Взгляд устремил на восток и тотчас же в дорогу собрался,
В сторону ранней зари устремляется путь его долгий:
Внемлите же и запомните это, о юные мужи:
Фрэд был годами своими доселе не столь умудренный,
Славен же леностью был он своей во всех сторонах света,
Денно и нощно в бездействии время проводит на ложе,
Тем не снискав ни богов с мудрецами к себе одобренья.

на первую страницу | наверх

© 2002-2011 Разработка сервера: Межвузовский "Физтех-центр". Администратор сайта : admin@researcher.ru
При создании сервера использованы АРП-технологии.

Arp.site